Винный разговор с Яной Петановой

от andreaszak

В новой рубрике журнала Gate Надя Абела, основательница благотворительного фонда «Надежда», встречается с интересными людьми, чтобы поговорить о чем-нибудь приятном за бокалом не менее приятного вина. Гостья осеннего номера — директор бутика Chanel Fine Jewellery в Лондоне Яна Петанова.


Фото Катерины Никитиной

 

– Наша беседа идет за бокалом вина. Вино – это тоже индустрия luxury. Есть ли у тебя к вину особое отношение?

– Не поверишь. Я училась в Бордо и жила там 6 лет, но тогда совершенно не понимала вино, не чувствовала разницу между сортами, все это для меня было как китайская грамота. Но как-то раз в Париже нас пригласили на дегустацию. И сомелье смог наконец увлечь меня. Он объяснил, какие вина бывают, почему что-то мне нравится, а что-то нет. Это было очень интересно и вдохновляюще. Дому Chanel принадлежат два очень красивых винодельных шато в Бордо — Chateau Canon и Chateau St.-Emilion. Они находятся в частной собственности, но я имела честь там побывать. То, как там делается вино (все вручную), процесс, история, — это завораживает! Ну и очень приятно понимать, что ты пьешь.

– Как ты после Франции оказалось в Лондоне?

– Можно сказать, что в Лондон меня привез дом Chanel. Четыре года назад он искал нового бутик-директора на New Bond Street. У них были специфические требования: нужен был человек русскоязычный и при этом чтобы говорил по-французски. Я родилась в России, но 20 лет прожила во Франции, из них 12 проработала в ювелирном бизнесе. Так что меня сюда пригласили.


– Где тебе больше нравится — в Париже или Лондоне?

– В Лондоне мне нравится абсолютно все! Я никогда не скучаю по Парижу. Рада туда съездить на работу на пару дней, но так же рада вернуться. Лондон гораздо более интернациональный и кажется мне более открытым и дружелюбным. Французы больше подчеркивают дистанцию с другими национальностями, культурами: «Вы по-французски не говорите? Извините, это ваши проблемы». Также в Париже много предрассудков насчет молодого возраста. Я уже привыкла оправдываться, что это ничего, что мне нет 50, я все равно профессионал и могу руководить бизнесом. В Лондоне за три года меня ни разу не спросили про возраст.

– Ты работаешь со многими международными клиентами. Но русские клиенты особенные?

– За что я обожаю своих соотечественников — они знают, чего хотят, и хорошо во всем разбираются. Причем осведомлены в разных сферах. Ко мне они приходят за ювелирной продукцией, но они не хуже знают и про яхты, и про моду, и про искусство. С ними очень интересно, конечно, но это очень требовательный клиент. При этом что важно для наших соотечественников — душевные отношения. С ними можно подружиться, а самые лучшие отношения складываются тогда, когда люди чувствуют, что мы со своей стороны тоже готовы сделать больше, чем просто положить колье в коробочку.

– В последнее время мы много говорим про перемены в мире моды. В ювелирной индустрии что-то меняется?

– Меняется, конечно. Просто это происходит не так молниеносно, как в моде. Всегда есть тренды на камни, размер украшений. При этом ювелирные украшения и часы — это единственные вещи, которые передаются из поколения в поколение. Почти в каждой семье мама или бабушка хочет что-то подарить или внучке, или своей невестке. И именно это мне нравится в нашем бизнесе — такая стабильность и традиционность. То, что называется timeless. Я не думаю, что спрос на драгоценные изделия когда-либо пропадет. Когда все хорошо, мы радуемся и тратим деньги, потому что хотим сделать себе приятное. А когда наступает кризис — драгоценные вещи дают ощущение финансовой безопасности.

Разговор прошел в клубе Morton’s за бокалом Domaine de Fontbonau Côtes du Rhône 2012 (поставщик O.W.Loeb).

У нас еще много всего интересного

Наш сайт использует куки. Продолжая работу, Вы соглашаетесь с политикой нашего сайта. Принять Подробнее